Бар "Старый мельник". Объективное описание?
Читайте также:
  • Двойная проблема
  • Производство металлоконструкций
  • Сочетай приятное с полезным в отдыхе


  • Объективное описание?

    Мой прежний опыт рассказов о третьем месте подсказывает, что несколько ключевых моментов относительно третьего места нужно проговорить с предельной четкостью. Я признаю свою пристрастность: я выступаю за третье место; я убежден, что общение внутри него благоприятно для общества и индивидов. Эта пристрастность неизбежно вызывает некоторое количество здорового скептицизма, особенно среди тех, у кого нет своего третьего места. На данный момент родовое описание черт и достоинств третьего места завершено, и теперь настал черед ограничений.

    Иногда меня обвиняют в представлении стерильной версии третьего места. Некоторые критики напоминали мне, что использование пивных Адольфом Гитлером имело мало общего с теплом и товариществом и что местные таверны в больших городах содействуют антидемократическим действиям политических обществ*, таких как Таммани-холл**.

    Рискуя прослыть неискренним, я все же настаиваю, что любое третье место во многом таково, как я описал его, или это уже не третье место. Описание, представленное в первых главах, — не спекуляция. Оно построено на наблюдениях — моих собственных и других людей. Таким образом, оно не стерильно по отношению к жизни, а основано на ее внимательном наблюдении.

    Конечно, это описание не соответствует большинству учреждений, которые в ином случае могли бы превратиться в третьи места. Снова оглядываясь на таверны, как обычно делают скептики, я бы первым предположил, что средняя таверна скорее не является третьим местом, чем является. В такие места людей завлекает множество нездоровых вещей. Третье место отличает то, что в нем доминируют порядочность и хорошее настроение. Завсегдатаи знают это, и именно это приводит их обратно.

    Еще два вопроса требуют разъяснения. Третье место не является универсальным средством от всех социальных и личных недугов, и общение, которое оно предлагает, подходит не каждому. Что касается положительных последствий взаимодействия в третьем месте для индивида и сообщества, то здесь я занял консервативную позицию и ограничил дискуссию прямыми преимуществами, которые достаточно легко наблюдать, как только попадаешь в мир третьего места.

    Что касается ограниченной притягательности третьего места, то даже в таких странах, как Франция или Англия, где третьим местам отводится заслуженное место, не все туда устремляются. Лишь чуть более половины мужчин в этих странах более-менее регулярно посещают кафе или паб. В небольших американских городках, где «каждый знает каждого» и третьи места доступны всем, многие их не посещают. Возможно, даже хорошо, что кто-то остается в стороне. Смысл общения в третьем месте — не в том, чтобы сидеть и терять время, как часто представляют это критики. Должна быть любовь к другим людям, которая простирается за рамки собственной социальной группы, а также навык ведения разговора. Присутствие людей со строгими лицами, которые не могут ничего сказать и предпочли бы находиться в другом месте, едва ли оживляло бы атмосферу.

    Как в лучшие времена и в лучших местах, третье место должно быть просто возможностью. В настоящее время наша урбанистическая топография поощряет тех, кто предпочел бы быть один, остаться дома или ограничить выходы в свет относительно эксклюзивными местами. Но курс городского развития, который взяло наше общество, оставляет в накладе ищущих приключений, общительных и тусовочных людей. А именно от них больше всего зависит, будет ли у нас хоть какое-то подобие жизни в сообществе.