Бар "Старый мельник". Новая версия Мейн-стрит?
Читайте также:
  • Личные выгоды
  • Большее благо
  • Основное ядро завсегдатаев


  • Новая версия Мейн-стрит?

    Воспоминания и сам образ довоенного маленького городка с его Мейн-стрит стали уже настолько смутными, что многие сегодня заявляют, будто бы он пережил второе рождение в форме торгового центра. В 1973 г. «Отчет о новостях в США и мире» утверждал, что торговые центры начинают приходить на смену Мейн-стрит как центру принадлежности к сообществу в Америке. В другой публикации Ричард Франкавилья доказывал, что никаких особых добродетелей у Мейн-стрит никогда на самом деле и не было. Согласно ему, торговые центры так же хороши, как Мейн-стрит; они даже лучше, потому что это привлекательные места, а маленький городок был уродлив и люди в нем жили мелочные. Ральф Киз провозгласил, что торговый центр обладает «самой спокойной и приятной атмосферой, какую я когда-либо находил в пригородах». Он сравнил ее с атмосферой «городской площади былых времен», которая позволяла людям «прогуливаться среди знакомых лиц горожан». В книге Юджина ван Клифа можно прочитать, что в торговых центрах «есть скамейки для отдыха», на которых покупатели могут «полностью расслабиться», и что эти «новые места для гуляния» — «памятник тому, что целеустремленный народ может сделать в сообществе». Эти авторы, как и множество других, свободно скользят на грани полнейшей бессмыслицы. Любой, кто знаком и с довоенными маленькими городками, и с современными торговыми центрами, признает это и испытает отвращение от подобного сравнения. Озабоченность фасадами вкупе с отсутствием социологической интуиции — обычное дело среди многочисленных поклонников торговых центров.

    Тот факт, что многие считают торговый центр привлекательным, едва ли удивителен, ведь в сравнении с ним большая часть окружающего мира так уродлива! Вдоль типичной городской магистрали проезжающий видит связку промышленных кабелей над головой, большие безвкусные вывески, спроектированные для глаз быстро едущих автомобилистов, разбросанный мусор и повсюду— вид, искаженный массой припаркованных и движущихся машин. Простое устранение с глаз долой всех этих городских уродств, несомненно, делает внутренний вид торговых центров приятным. Но помимо фасадов торговый центр — это стерильное место, если сравнивать его с довоенными маленькими городками и их главными улицами.

    Торговый центр прежде всего — «территория корпораций». В типичном торговом центре в концах галереи располагается по супермаркету крупных торговых сетей, к обеим сторонам которых примыкают менее крупные магазины, которые должны предлагать совместимый товар и не представлять собой реальной угрозы этой паре торговых гигантов. Справедливо заявляя, что они — основная «приманка» торгового центра, большие магазины могут определять стиль своей конкуренции. Торговля, а не общение определяет характер торгового центра, и число скамеек, на которых покупатели могут «полностью расслабиться», — не более чем символическое. Действительно, на фоне обычной рекламной риторики, наводнившей значительную часть литературы по архитектуре, освежающе смотрится прямота замечаний Арнольда Рогоу по поводу мест для сидения в торговых центрах. Изучив один из крупных торговых центров Восточного побережья, Рогоу отметил, что «на сорока с чем-то акрах* можно найти ровно три деревянные скамейки, на которых могут отдохнуть уставшие покупатели». Он также отметил, что это положение соответствует тому, что сказал глава местной торговой палаты по поводу торгового центра, что тот рад «приветствовать покупателей, а не праздношатающихся зевак». Место для извлечения прибыли — это не место для дружбы, а основной акцент в торговых центрах делается на торговле.

    В полную противоположность Мейн-стрит торговый центр наводнен незнакомцами. Когда люди кружат по торговому центру в постоянном, монотонном потоке пешеходного движения, они не ищут по сторонам знакомые лица, так как шанс встретить кого-либо очень невелик. Встреча со знакомыми — не то, чего люди ожидают от торгового центра, и причины этого просты. Торговые центры расположены так, чтобы обслуживать множество людей из нескольких удаленных друг от друга застроек в данном районе. Между жителями этих застроек знакомств мало, но ненамного больше знакомств и внутри них. В большинстве застроек отсутствуют свои «узловые пункты» или «места действия», и в результате люди плохо знают друг друга даже в пределах одного небольшого района (а их район составляет малую часть всех клиентов торгового центра). Исследования показывают, что в среднем человек проводит в торговом центре только пять часов в неделю, поэтому шансы оказаться в торговом центре тогда же, когда там окажется твой друг, невелики. Шанс наткнуться там друг на друга при этом еще меньше.

    Но нет нужды полагаться на арифметику и теорию вероятности, чтобы убедиться в стерильности жизни торгового центра. Свидетельство тому можно найти в комментариях жены, которая время от времени рассказывает мужу о кульминации своего дня — о том, как она встретила знакомых в местном торговом центре или супермаркете. Это же можно услышать и от детей, у которых больше нет своих третьих мест наподобие аптечного магазина и которые возвращаются домой в возбуждении от того, что встретили в торговом центре кого-то знакомого. Такое место — не «центр причастности к сообществу», а только его подобие, причем довольно жалкое.

    Никогда я еще не видел, чтобы кто-нибудь играл в шашки, шахматы, покер, кункен, криббедж и тому подобные игры в торговом центре. Да, литераторы из их группы поддержки пишут, что это место, где можно «полностью расслабиться». Даже кегельбаны, которые зарабатывают деньги, и те исключены из торговых центров, поскольку они недостаточно быстро дают прибыль на каждый квадратный метр пространства, которое требуется для игры. Я не видел, чтобы старожилы ставили лошадям подковы на огороженных участках зелени вокруг торговых центров; не видел, чтобы дети возились на этих зеленых просветах или играли там в какие-нибудь игры.


    ::Следующая страница::