Бар "Старый мельник". Мальчики и девочки вместе
Читайте также:


Мальчики и девочки вместе (2)

Эти манеры английского приспособления были отчетливо зафиксированы в ходе широкомасштабных наблюдений в пабах одного из северных городов Англии. «Подвал» (как местные называют общественный бар) там практически закрыт для женщин, не по закону, а на практике. «Лучшую комнату» в пабе облюбовали женщины, и когда они туда приходят, то чаще всего разговаривают между собой. Обычно мужчина-рабочий приходит в паб в субботу вечером со своей женой, оставляет ее в «лучшей комнате» и идет в подвал. Периодически он посылает официанта к жене, чтобы тот принес ей то, что она закажет, а в последний час перед закрытием паба, согласно с местной традицией, он присоединяется к ней в «лучшей комнате». Большую часть вечера субботы он проводит с друзьями-мужчинами, а последний час — с дамами в «лучшей комнате», где два пола в конце концов смешиваются.

Мужчины в континентальной Европе, возможно, еще более искусно, чем англичане, научились приспосабливаться к женщинам в ситуации общения. Конечно, пивной сад СBiergarten) или гостевой дом (Gasthaus) стали моделями сосуществования полов в третьем месте. Путешествующий по миру Гарри Фрэнк был явно очарован зрелостью и цивилизованностью баварцев:

Справедливо раскритикованные черты наших салунов совершенно незнакомы в баварских Gasthauser. Во-первых, клиенты там — обоих полов и всех классов, что соответственно улучшает характер заведения. В воскресенье после вечерней проповеди деревенский священник или пастор (если пастор — то вместе с женой) заходит выпить бокальчик перед тем, как удалиться на полностью заслуженный отдых. Хулиганство, грязный язык, непристойности, выраженные словом или жестом, здесь столь же редки, что и в семейном кругу. Баварская пивная, никогда не считавшаяся позором для общества, — совершенно такой же уважаемый и порядочный член сообщества, что и любое другое коммерческое заведение. Это деревенский клуб для жителей обоих полов, и атмосфера для дам там такая же подходящая (хотя и менее женственная), что и на курсах кройки и шитья.

Англичанка Вайолет Хант была так же сильно впечатлена отсутствием барьеров и преград для женщин в континентальной Европе. Однако когда читаешь ее описание третьих мест в немецкой культуре, кажется, что там все же были барьеры. Мужчины садились рядом друг с другом, пили, курили и разговаривали, пока солнце не склонялось низко над горизонтом. Женщины сидели рядом, но отдельно от них. Они вязали или занимались рукоделием, присматривали за детьми, носили еду и следили за временем.

В небольших обеденных и питейных заведениях в той части мира [в Европе] мы снова обнаруживаем демократический дух, который приветствует все слои населения и представителей обоих полов. Но что мы видим в главной части комнаты? Stammtisch, специальный (обычно круглый) стол для «друзей заведения». И кто за ним сидит? Только мужчины. Они приходят туда регулярно по выходным, пока их жены и дети сидят дома.

Приспособления стоит ожидать там, где физическое разделение полов неприемлемо, но где интересы мужчин и женщин различаются. В непосредственном присутствии женщин мужчины начинают говорить как женщины; в непосредственном присутствии женщин мужчины начинают хорошо осознавать, что они будто бы выступают на сцене. Расслабиться становится сложнее. Разница в интересах между мужчинами и женщинами и меньше сдерживающих факторов для общения среди представителей одного пола объясняют и оправдывают небольшую «поляризацию», которую всегда можно обнаружить в третьих местах, предназначенных для обоих полов.

Смешение полов не представляет собой универсальной угрозы для общения с представителями своего пола, которое является фундаментом третьего места. В условиях свободной структуры общения, которая является одной из характеристик этих мест, навязанное «объединение» на уровне непосредственной близости и взаимодействия просто невозможно.


::Предыдущая страница::