Предлагаемые материалы:

Привычка к общению

(2)

Социологи, изучавшие село, находились в уникальном положении, которое позволяло им узреть сущность сообщества, а также основные механизмы и процессы, которые делали сообщество возможным. Их идеи развивались на основе большого опыта наблюдений того, чего не было. То, чего не хватало, отчетливо обозначено в работе Гальпина: «Первая и простейшая необходимость для каждой фермерской семьи — расширить свои знакомства и связи за пределы собственного двора до каждого дома в округе, а затем — до каждого дома в общине. Это должна быть осознанная политика социального сохранения, священная решимость, своего рода полурелигиозный принцип в каждом доме, соседстве, общине. В деревне и городе людей заставляет общаться повседневная необходимость. В сельской местности место необходимости должна занять рациональная процедура. Все это ставит завязывание сельчанами знакомств с широким кругом людей на то же высокое моральное основание, что и великий идеализм, который движет людьми, когда отсутствуют простые экономические стимулы.

В городе привычка к общению приобретается легче, но она приобретается автоматически. Связи на основе семейного родства или места работы сами по себе недостаточны ни для сообщества, ни для демократии на низовом уровне. Должны существовать места, где люди могут обнаружить друг друга и разобраться, что к чему, несмотря на барьеры социальных различий. Должны существовать места, похожие на колониальные таверны, которые посещал Александр Гамильтон и которые, как он потом описывал, предлагали «истинное социальное растворение в весьма смешанной компании разных наций и религий. Там были: шотландцы, англичане, голландцы, немцы и ирландцы; католики, адвентисты, гуситы, анабаптисты и один еврей», собранные в «большом, полном мух зале». Публичные заведения привлекали самую широкую публику не связанных особыми обязательствами завсегдатаев, и «из них развилось потрясающее количество общественных клубов с более строгой организацией».

Столетие спустя иммигранты из Германии организовали коллективную жизнь в Милуоки очень похожим образом. Их «пивные сады» привлекали и принимали всех, кому нравилось посещать их, и из этого первичного неформального общения возникли кружки чтения, стрельбы, хорового пения, любительские оркестры, братства, отряды самообороны, добровольные пожарные бригады и другие организации, которые обеспечивали содержание и структуру жизни сообщества и их участников. Это был особенно показательный и успешный пример того, как из индивидуальных семей возникает сообщество. Он показал, что для формирования привычки к общению последнее должно на начальном этапе поощряться максимально возможной свободой участия.

Многие из нас отдают бесчисленное количество часов пассивного внимания телевизору, готовы смотреть одну «наименее спорную программу»* за другой и тем не менее настаивают, что время, проведенное в таверне или кофейне, потрачено зря. Те, кто создает телевизионные программы, определенно лучшего мнения о тавернах. Раз за разом в периоды забастовок или высокой безработицы съемочные группы приходят в таверны Питсбурга или Детройта, чтобы сделать репортаж о настроениях и мнениях рабочих. Медийный народ хорошо знает, что именно в таких местах рабочие приходят к пониманию роли менеджеров и правительства, а также позиции их собственных профсоюзов. Именно в этих местах демократический процесс выживает успешнее, чем в других. Именно в местных столовых, тавернах, кофейнях те, кто сталкивается с общими проблемами, находят общее основание, придают смысл и выражение групповым чувствам и оказывают друг другу социальную поддержку.


<-Предыдущая страница..