Читайте также
Промышленные воздуходувки
Вентиляционный короб

Здесь лучший Университет! Найди другой такой! Ученым станешь, коли есть Один лишь пенс с собой!

(2)

Оставленные дома жены были не единственной стороной, критически относящейся к кофейням. Год спустя после появления «Петиции женщин» король Карл II* издал намного более воинственный документ под названием «Воззвание к закрытию кофеен». Возможно, подкрепленный доводами «Петиции женщин», король выносил официальное обвинение кофейням в том, что они поощряли безделье, отвлекая торговцев и остальных мужчин от их законных дел и профессий. Однако эти доводы были всего лишь дымовой завесой; настоящая причина крылась в том, что кофейни дали начало «лживым, злонамеренным и возмутительным сообщениям», которые широко распространялись и потворствовали «клевете на Правительство Его Величества». Таким образом, Карл пополнил изрядную череду деспотов, которые опасались кофеен с самого момента их зарождения.

В намерении Карла искоренить публичные форумы, где мужчины могут ясно думать и смело говорить, обнаружилась нелестная ирония. Кромвель терпел существование кофейни и вынужден был заплатить за это высокую цену: сторонники Карла широко использовали свободную атмосферу кофеен, чтобы добиться его восстановления на троне. Попытка короля закрыть кофейни была встречена мощным публичным протестом, который объединил все политические партии в гармонии политического несогласия. Короля уверили, что его эдикту не будут подчиняться и что эта плохо скрываемая демонстрация тирании вполне может стоить ему трона. В течение десяти дней после издания эдикта о запрете кофеен вышло второе воззвание, которое его отменило.

Король и его двор предпочли бы ни перед кем не отчитываться в постановке вопросов политической повестки дня или в том, каким образом они намерены решать эти вопросы. Сохранение кофейни было равнозначно сохранению свободы слова и воли народа распоряжаться собственной судьбой.

Английская кофейня XVII в. сыграла основную роль в установлении индивидуальной свободы благодаря уникальному стечению обстоятельств. Это место появилось как новый форум, свободный от условностей прошлого. В кофейне мужчины разных взглядов и положений могли смешиваться, не подчиняясь старым традициям. При отсутствии широкодоступной прессы обсуждение «лицом к лицу» в свободной атмосфере этих двухэтажных залов представляло собой единственный, но жизненно важный способ демократического участия. В процессе этого беспрецедентного общения люди начинали понимать ситуацию друг друга, находить общие интересы и симпатии. Вскоре они также открыли для себя мощь массы и общую заинтересованность в индивидуальной свободе. Однако затем эти оптимальные условия изменились, и нигде больше в западном мире кофейня не сыграла столь важной роли, как в Англии XVII в.

Во времена своего расцвета кофейня была центром деловой и культурной жизни, а также ареной политических баталий. Штаб-квартиры многих английских торговых компаний располагались в кофейнях, а лондонские биржевые брокеры работали из кофеен более сотни лет. Лишь когда эти заведения пришли в упадок, брокеры наконец приобрели собственную штаб-квартиру и основали Биржу. На протяжении многих лет лондонский «Ллойд»* действовал в кофейне, которая представляла собой место, где не объединенные формально в единую структуру морские андеррайтеры** могли пообщаться со знающими моряками и с пользой для себя применить услышанные сплетни. Вскоре после этого кофейня «У Ллойда» стала также местом продажи судов.

Эпоха кофейни совпала с эпохой английских литературных достижений, равной которой не было ни до, ни после этого. В кофейнях литераторы находили для себя вдохновение, темы и аудиторию. Джон Драйден*** на протяжении многих лет выступал в заведении Уильяма Урвина на Рассел-стрит и на этой публичной площадке представлял комментарии к новым стихотворениям и пьесам. Выступая на этом форуме, который представляла собой кофейня «У Уилла»****, Драйден расширял литературную аудиторию и устанавливал стандарты, которые определили направление развития английской литературы на ближайшие сто лет.

Через дорогу от кофейни Вильяма Урвина на Рассел-стрит примерно через десять лет после смерти человека, сделавшего ее знаменитой, Джозеф Аддисон ввел в должность хозяина Дэ-ниэла Баттона в «Кофейне Баттона»*****. Используя кофейню как

штаб-квартиру, Аддисон играл ведущую роль в развитии грамотности, улучшении английских манер, развитии интереса обычных людей к искусству, жизни и философии и в создании прототипа современной газеты. Сообщалось, что Аддисон проводил утро за работой, но после полудня направлялся в заведение Баттона и проводил там по меньшей мере пять-шесть часов, часто засиживаясь до позднего вечера. В этой среде он создал журналы «Зритель», «Страж» и писал тексты для журнала «Болтун», который издавал его друг Стил.


<-Предыдущая страница....Следующая страница->